Вторник, 17 Октябрь 2017, 22:43:17


В Латвии
Вход
Меню сайта
Разделы
Материалы газеты [171]
Номер страницы "Подкова" [120]
Интервью [30]
Опросы [35]
Доктор НЕКУРПАТОВ [5]
Summer House [15]
Тусовки [3]
О любви... [1]
Конкурсы [4]
Письма читателей [1]
Поиск
Социальные сети
Статистика
Сайт в Facebook
Facebook
РЕЗЕКНЕ
Онлайн
Резекненские Вести

 rus.rv.lv

Главная » 2017 » Август » 15 » ЭДУАРД НОВИКОВ – СОЗДАТЕЛЬ 2CAPITALES RADIO
13:36:42
ЭДУАРД НОВИКОВ – СОЗДАТЕЛЬ 2CAPITALES RADIO

Сегодня наше интервью «прилетело» к нам из столицы солнечной Франции, из города Парижа. Благодаря все тому же Х Петербургскому Форуму «Русское зарубежье» я познакомился с удивительной и харизматичной Настей Рикезой – радиоведущей и журналисткой Радио Двух Столиц. Она и предложила рассказать об основателе 2CAPITALES RADIO – РАДИО ДВУХ СТОЛИЦ и просто о гениальном человеке Эдуарде Новикове (фр. Edouard Novikov). Данное интервью вышло в радиоэфире 2Capitales Radio и публикуется в сокращении.
 

Игорь БОГДАНОВИЧ
 

Провести интервью с самим Эдуардом Новиковым – создателем замечательного первого и единственного русскоязычного радио во Франции – это нечто сверхвообразимое…
 

– Ты француз?

– По паспорту француз, да. Мы же во Франции живем.

– Расскажи о жизни в России.

– В самом начале 90-х я вернулся из армии. У выхода из военкомата стояли парни и набирали в группировки, а я ответил, что пойду на завод. И сразу после армии я работал на Балтийском заводе – судосборщиком. Кстати, все ледоколы, которые существуют в российском флоте: «Таймыр», «Вайгач», крейсер «Андропов», на тот момент, еще был — могу сказать, я делал. Могу сказать, я – Молодец. Это был 89-й год, потом я каким-то образом оказался в такси. А вот такси – это началось просто гипер… как бы сказать… Когда таксист зарабатывает за один день столько, сколько один рабочий зарабатывает за месяц на предприятии, сразу можно понять, чем занимается таксист.

– Я знаю, что ты в 17 лет переехал из деревни во вторую столицу России – Санкт-Петербург. Как ты переезжал?

– Я просто переехал. Я помню, что у меня было тогда пять рублей, а билетов нет, потому что было лето. И надо было как-то ехать. Я не помню, провожала ли меня мама, но я точно знаю, что ехал на третьей полке, где обычно складывают матрасы, с какими-то молодыми людьми из нашего поселка. Приехав в Питер, я пошел в кораблестроительный институт, где с большим удовольствием и на все 100 провалил экзамен по математике, хотя у меня математика была на пятерку. Меня просто выгнали с экзамена, кому-то дал списать. Я отправился в какое-то там техническое училище, быстренько нашел себе место, и пошел в судосборщики на Балтийский завод. Таким образом, я оказался и строителем кораблей. Оттуда ушел в армию, причем, с удовольствием ушел, прямо в первых рядах.

– Почему с удовольствием?

– Я не знаю почему. Наверное, все беды у нас от самих себя. Но я не считаю, что мой поход в армию был бедой. Хотя у меня была возможность остаться, воспользоваться связями дедушки, остаться в Питере, получить билет и все что хочется, как это бывает на самом деле. Но я просто отправился в армию.

– Человеку, который пережил 90-е, был в армии в горячих точках, мне кажется, ничего не страшно. В какой горячей точке ты был?

– Бывшая столица Афганистана – город Газни. Это южнее от Кабула.

– Ты долго там был?

– Ровно 22 месяца и 18 дней.

– А что самое тяжелое было в том периоде?

– Самое тяжелое (задумался) наверное, не пить, не курить и не есть! (смеется).

– А война, когда стреляют?

– Я же говорю, это был такой курортный роман с молодостью, потому что каких-то ограничений по жизни не было. Я никогда не носил кирзовых сапог, не было никогда тяжелой обуви, в которой надо было бегать и получать мозоли. У меня всегда были кроссовки, я всегда был красиво одет, в специальных тренировочных костюмах (для парашютистов). Я хорошо кушал – всегда стояло две банки сгущенки в тумбочке, у меня всегда были арбузы, дыни…

– Ты основал самое крупное русскоязычное радио во Франции…

– Оно не совсем уж крупное (говорит застенчиво и улыбается), но оно такое – первое и единственное радио.

– Как это произошло – расскажи?

– Это долгая такая, длинная история. В 2000 году я познакомился с бывшим ди-джеем. Мы говорили о том, что нет никакой русской радиостанции во Франции, а русских много. Я не имел ни малейшего представления о том, как радио существует, как оно работает, что для этого надо. К тому же, в начале 2000 года еще Интернета, на самом-то деле, не было. Вот так потихоньку в течение шести лет я пытался придумать, как же его создать. И в 2005 году я совершенно случайно нашел француза, который будучи студентом, позиционировал себя как программист, он начал делать сайт. То есть я пошел с другого конца, не получив частоту FM, мы пошли делать Интернет-радио в то время, когда их вообще не было. Таким образом, за год мы создали сайт; сайт был сделан в 3D картинках, это была студия, в которой все двигалось и мигало…

– А что касается друзей, эмиграции? У тебя есть здесь какие-то близкие люди?

– У меня не такое большое количество друзей. Знакомых достаточно, а вот друзей мало. Друзей максимум четыре человека, с которыми я общаюсь с тех моментов, когда я только приехал. С кем-то я больше дружу, с кем-то меньше.

– Как ты собрался и уехал, почему именно Франция?

– Не знаю почему. Если верить той астрологической карте, то это решение всех проблем в предыдущей жизни, поэтому Франция. По сути, я уехал от всего. На тот момент у меня была семья, дом и собака, свое дело – бизнес, достаточно прибыльный. И в одночасье я собрался с одной сумкой, с 300 долларами и блоком сигарет уехал в Париж. Как-то сел и поехал. Ну, видимо, места там мало было на тот момент или же я устал от того, что я видел, или же я решил себя попробовать еще где-то. Сейчас, спустя большое количество времени, скажу: я никому не пожелаю никакой эмиграции, никаких переездов.

– А ты реально жил на улице и спал на решетках?

– На решетках? Да, спал, подкладывал бесплатные журналы, садился и спал сидя, потому что дуло… тепло было. Час посплю и иду на другую решетку, то есть я не укладывался на одну, как это делали все. Когда открывался вокзал Gare de l’Est (Восточный вокзал), я шел в конец перрона, там был душ, а точнее, умывальник только с холодной водой, и я там мылся. Приходила уборщица негритянка и улыбалась все время.

– Долго ты так?

– Это длилось несколько недель, по-моему, даже с месяц. Потом я нашел какую-то комнатушку и умудрился найти работу у поляков. Надо было как-то жить.

– А потом?

– Ну, а потом сложности со всякими общежитиями, документами, пособиями – это очень долгий процесс. А когда я получил карту и документы с правом на работу, легче все равно не стало. Я же говорю, мы можем сколько угодно мечтать, но если мы не понимаем, что мы будем делать, нам от этого легче не станет. Карта и разрешение на работу не меняют ничего!

– А что меняет?

– Меняет только собственное «Я». Чем ты хочешь жить, чем ты хочешь зарабатывать, тем ты должен заниматься сразу, с первого дня. Во всяком случае, пытаться – приложить все усилия, проложить какой-то путь для того, чтобы завтра получить документы и чтобы не было никаких сюрпризов.

– А ты сейчас в ладу с собой – ты нашел себя?

– А кто сейчас в ладу с собой на сегодняшний день? (говорит с ухмылкой). Нашел ли я себя? Я постоянно в поиске каком-то. Я всегда пытаюсь что-то делать, придумывать какие-то задания, реально. Каждое утро я придумываю себе задание, чтобы как-то больше себя узнать, понять и искать дальше.

– А какие задания, например?

– Какие задания? Например, встать и пойти на спорт. Это не так просто – каждый день ходить в спортзал, заниматься по два часа. То есть, это надо быть ленивым, чтобы не встать или, наоборот, надо быть ленивым, чтобы встать. Придумываю какие-то проекты постоянно. Все время пытаюсь кому-то что-то доказать. Сам себе, наверное, в первую очередь. Не всегда это воплощается, потому что не всегда находятся компаньоны, те, кто поддержат. Люди же, в основном, думают только о себе.

– А ты женат?

– Нет, не женат.

– А почему не женат?

– Ну потому что нет Её!

– Какой должна быть женщина, чтобы тебе понравиться?

– Ну, вообще, не дурой! Во всяком случае, она должна много говорить – это точно, потому что я не разговорчив. Я люблю послушать, на самом деле. Она должна быть… (размышляет) Хорошей.

– Как человек?

– Как человек – это сложно сказать, потому что для кого-то мы хорошие, а для кого-то плохие.

– А зачем русским нужно радио?

– Да не нужно им ничего по большому счету.

– А если серьезно, какой принцип у радио, пользуется ли оно спросом и кто его слушает?

– На самом деле, слушают только тогда, когда надо. Нас слушает Россия, Украина, а вот во Франции очень мало. Очень много Украина и Россия, Беларусь, плюс за счет музыкального контента слушают очень много иностранцев. Слушателей бывает от 170 до 300/400 тысяч. Откликов однажды было 10 миллионов за месяц.

– Чем твое радио отличается от остальных?

– Тем, что это 2Capitales Radio – оно Первое и Единственное Русскоязычное радио во Франции! У нас можно говорить обо всем и ни о чем. У нас нет критериев – нет у нас тайн, например; всегда дверь открыта и всегда полно народа.

– А почему во Франции с семнадцатого года такое большое количество иммиграции, а радио не было?

– Ну, потому что Новиков родился в 1967 году и приехал, когда ему был 31 год – нужно было подождать.

– Вопрос от радиослушателей: «Насколько выгодно коммерчески такое предприятие как радио? »

– Не выгодно вообще, потому, что у нас практически нет рекламы. У нас был принцип – это дорого. А потом рекламы не стало, потому что никому она не нужна. Русские не дают рекламу, потому что у них нет денег, а французы не понимают, зачем им это надо – вот и вся история. Спонсоры… Спонсоры – это мои друзья, которые периодически мне помогают каким-то образом; благодаря им, я периодически выживаю. Все, что я зарабатываю слева – я несу сюда. Я такой типа, как называется тот, кто бегает по лесу? (не дожидаясь ответа). А, муравей! Муравей – я вот бегу по лесу и оп! И туда – в сугроб, в муравейник под названием 2Capitales Radio.

– У тебя прекрасная дикция и ты хорошо ведешь беседу. Учился ли ты и что делал для того, чтобы стать хорошим ведущим?

– Нет, не учился, на самом деле ничему нигде никогда. В школе я пел на дискотеках и не более того. Никакой подготовки дикции и вообще ничего не было. То есть не было ничего. Это уже просто пришло со временем, когда надеваешь наушники и начинаешь говорить в микрофон, то четко понимаешь, зачем ты сюда пришел. Это все вот здесь находится (кладет руку на сердце) – это твоя жизнь между тобой и микрофоном. Вся дикция тут. Когда ты понимаешь, что ты говоришь, Как ты это делаешь и тут ты уже, просто, кайфуешь от того, что ты несешь.

– А каждый человек может стать ведущим?

– Да, конечно.

– Хочется программ о музыке в том числе классической, но в современном и нескучном ключе. Есть ли у вас такое или планируется ли?

– На самом деле все просто, сначала надо найти такого ведущего, чтобы было в нескучном ключе. Так можно, в принципе, программу и назвать – «Не в скучном ключе».

– В каком ключе будет развиваться радио?

– В Золотом ключе. Вообще, я планирую запустить хороший канал с видео, прямыми эфирами и крутым качеством. Это будет хорошее Радио!

– Если бы у тебя была возможность поговорить со сценаристом – ты бы переписал сценарий своего кино под названием жизнь?

– Нет, зачем? Вообще ни грамма – смысл какой? Я просто даже не знаю, какие этапы этого сценария нужно переписывать и зачем. Если верить в другие жизни, в прошлое, допустим; говорить о реинкарнации и все прочее, то я на своем месте сегодня. Завтра будет круче. Я каждый день встаю с мыслью, что завтра будет лучше, чем вчера. Поэтому переписывать нет смысла ничего.
 

Евдокия МОСКВИНА

Расшифровка интервью из архива радиоэфира Настя РИКЕЗА

Фото из архива Э. НОВИКОВА

Категория: Материалы газеты | Просмотров: 147 | Добавил: igorbogdanovich | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]